Рубрики
Авторские колонки
  •  --Записки Джефа собаки-проводника (Проза)
    Глава 2

    - Утро, какое-то странное чувство, словно что-то сегодня произойдёт, что-то важное, но что? Мне кажется, что я скоро покину эту школу. Что снова переезд? Да-а-а-а-а что-то не то, какое-то смущение внутри, но что меня тревожит?! Вот и Катя пришла, что это? Похоже она волнуется .

    - Ну вот Джеф, пойдём, я тебя кое с кем познакомлю.

    - Давай кого ты там решила мне представить, сейчас посмотрим, р ...
    Автор:Арко-64 
    В колонке:Собака-проводник друг и помощник
    Дата:  24.01.2019 16:31.

  •  --Записки Джефа собаки-проводника (Проза)
    Глава 1

    Многие "специалисты" утверждают, что собаки не понимают человеческой речи, не видят сны и не имеют своих мыслей. Хочу опровергнуть это мнение, получится у меня или нет, судить Вам... ..

    - "Меня бросили... предали... за что?... Как больно... никчёмные мелкие людишки... хорошо, что не на улицу тут тоже ничего, но как мне плохо! Принесли еду, какие- то овечьи шарики в миске и пахнет как-то странно, даже ...
    Автор:Арко-64 
    В колонке:Собака-проводник друг и помощник
    Дата:  14.01.2019 14:19.

  •  --Аккордеон (Проза)
    У него не было слуха, как утверждали в приёмной комиссии в музыкальную школу, но мальчик очень хотел научится играть на аккордеоне, он знал всех аккордеонистов, без конца мог слушать этот красиво звучащий инструмент, он буквально грезил аккордеоном.

    Его так и не приняли в музыкальную школу, но он решил твёрдо, что будет играть на этом чудесном инструменте. Он просил маму купить ему аккордеон, но у бедной матери-одиночки троих детей ...
    Автор:Арко-64 
    В колонке:Миниатюры
    Дата:  24.12.2018 14:43.

Реклама
АКЦИЯ - Твой первый пост в Живой Газете!

Уважаемые друзья, проект Живая Газета проводит акцию "Твой первый пост в ЖГ". Просто опубликуйте уникальный авторский пост в проекте и получите свое вознаграждение.

другие новости >>>

Анна на шее

29 марта 1873 года Лев Толстой начал работу над романом «Анна Каренина». И я сегодня позволю себе это запоздалое сочинение на тему «Женская природа – всегда ли хороша?». Ведь Каренина на долгое время стала для меня камнем преткновения на пути к «правильной» интеллигентности и интеллектуальности.

Анна на шее

С «Анной» я столкнулась впервые в 13 лет. Тетка эта мне сразу не понравилась. Я пролистала книгу, по диагонали выхватывая основные характеристики и описания душевных переживаний Анны. Затем устроила интервью со взрослыми людьми – учителями и библиотекарями. Все отвечали одно и то же, и в их голосах чувствовалось явное сострадание к Карениной.
Долгое время я не могла найти единомышленников, когда возникали разговоры об этой книге. Порой мне казалось, что над бедовой головушкой одной из самых знаменитых героинь русской классики сияет ничто иное, как нимб святости: мои попытки отразить иную точку зрения встречали возмущенное сопротивление. Каренина стала образцом женственности, истинной способности любить, жертвой несправедливого социума, почти примером для подражания.

Пусть поправят меня литературоведы (я в критических статьях к этому роману не сильна, да и не ставлю целью подобный анализ), но мой жизненный опыт подсказывает, что положительное восприятие образа Карениной было характерно, в первую очередь, для советской эпохи. Оно и понятно: сетования Толстого по поводу жестокосердного дореволюционного общества все-таки присутствуют. Значит, годится для пропаганды социализма: дескать, вот как было раньше плохо, живая трепещущая душа погибла, удушенная рамками традиций. Именно так нам и преподносили «Анну Каренину» в школе, хотя по программе она была не обязательной, и учителя включали ее в список по своему усмотрению. Помнится, и в телевизионных передачах для юношества можно было встретить экзальтированных учительниц литературы, закатывающих к потолку глаза, патетически воздевающих руки, пытаясь донести до юных сердец сокровенное: «Да поймите вы, любовь это, любовь!».
Вот с той поры у меня и остался вопрос: как такое стало возможным? Как книга – анамнез женской глупости и слабости – превратилась в хвалебную песнь самой женственности?

В последние годы ее образ вновь стал привлекать культурное сообщество. В 2009 году вышел фильм Сергея Соловьева. В 2012 – фильм Джо Райта, нашумевший не как талантливая экранизация, но как некое фарсовое восприятие русской действительности того времени. Все это и подтолкнуло меня восполнить пробел в своем образовании и перечитать книгу, теперь уже внимательно и вдумчиво – дабы мое прежнее возмущение было подкреплено конкретными фактами.
Тут-то и оказалось, что школа, как и водится, меня и в этом обманула.

Лев Толстой начал работу над книгой 29 марта 1873 года. Роман печатался по частям, в журнале «Русский Вестник». Читатели напряженно следили за развитием сюжета и, разумеется, сопереживали героине. Но, как мне кажется, с «Анной Карениной» произошло то же, что со многими замыслами великих творцов. Например, с Ларсом фон Триером, которому на Каннском фестивале дали специальный приз «за женоненавистничество» - после того, как была представлена картина «Антихрист». Или с Кириллом Серебрянниковым и его фильмом «Юрьев день», вдруг приобретшим в обсуждениях смысл «противостояния и взаимодействия народа и интеллигенции». И в случае с Толстым автора не поняли – пусть не все, но большинство. Из двух зол – лицемерие общества и безнравственность героини – предпочли меньшее: Анну.

Меньше всего мне бы хотелось оперировать понятиями морали. Ею никого не испугаешь, и лично для меня куда как важнее вопросы, которые останутся за пределами сегодняшнего рассуждения: некоей энергетической целесообразности, например. Когда от поступков следует воздержаться не потому, что это «плохо и безнравственно», а потому, что ни к чему хорошему все равно не приведет.
Вот эти мысли и возникают при пристальном взгляде на Анну. Несмотря на банальность сюжета, рассуждения о нем грозят вывести нас на бесконечную цепочку вопросов о смысле жизни и самом определении любви. Есть ведь замечательные истины, понятые еще в древности. Мужчина – образ Бога на земле, женщина дана ему в помощницы, чтобы он этот образ в себе раскрыл.
Вспоминаем Аннушку… Какими она навеки оставила образы своих мужчин – Вронского и Каренина? Бедная женщина настолько далека от понятия духа, что вслепую следует всесильной танатофилии, выискивая во всем знамения собственной смерти. Путая торжество своего Эго с любовью, испытывая настоящий бред зависимости, непреодолимой алчности в обладании объектом любви, подвергаясь полнейшему стиранию собственной личности, вплоть до материнских чувств – она находит-таки ее, свою смерть.
Кстати, замечательный замысел автора: роман начинается с несчастного случая на вокзале, и им же заканчивается. Как некий символ зацикленности, тюремного заключения Анны в своем темном мире. Будто и нет на самом деле того, о чем так любят рассуждать школьные учителя – давления общества, стереотипов, морали. Все – измена мужу, и любовь, и унижения, и смерть – ее собственный выбор. Ведь, по сути, и для XIX века ее ситуация не была исключительной: сколько угодно женщин и мужчин состояли во внебрачной связи.

Так в чем же обманули меня школьные учителя и многие собеседники, поставившие образ Карениной в один ряд с булгаковской Маргаритой и даже Ассоль? В том, что Лев Николаевич был не так прост, как им показалось. С трудом он писал эту книгу, вздыхая, как надоела ему «эта пошлая Анна». Называл ее «не виноватой, но жалкой». И даже признавался, что во многом списывает ее с себя, не пропускавшего ни одной красивой юбки в своем имении.

Конечно, всем очевидно то, что осталось за событийной канвой романа. Брак юной и красивой Анны с мужчиной значительно старше ее, да еще и превосходящим интеллектуально. Брак не по любви, а «потому что так надо». Проходит несколько лет после рождения сына, и она вдруг сталкивается с опасным и неприятным подвохом, кроющимся в женской природе: оказывается, быть матерью – недостаточно. Надо еще и быть любимой и желанной. Это то, о чем не принято говорить, и что напрямую связано с проблемой духовности.

Здесь вновь уместно вспомнить уже мелькнувший выше фильм фон Триера «Антихрист»: главная героиня, занимаясь любовью с мужем, видит, как ее маленький сын взбирается на подоконник распахнутого окна, и понимает, что несчастье неизбежно, но – не останавливается… И не останавливает ребенка, который тут же гибнет.
Есть и еще один неплохой пример, едва заметный в сюрреализме и мистике фильма Гильермо дель Торо «Лабиринт фавна». «Зачем ты вышла за него?» - спрашивает девочка у своей матери об отчиме, которого иначе, как монстром, назвать невозможно. «Мне было трудно одной. Вырастешь, поймешь» - отвечает та. Девочке вырасти и понять не пришлось: она погибла от руки того самого, столь необходимого ее матери мужчины.

Так что Каренина, внезапно обнаружившая, что задыхается от отвращения к миру и злу, царящему в нем, и бросающаяся под поезд, дабы «спастись» от этого мрака – это еще неплохой конец для книжки про женскую природу.
  • Платнное SMS голосование
  • 4
  • Голос

Комментарии

  • Статус пользователя: Автор
  • 30 марта 2017 15:33
Сама по себе идея жертвенности не кажется мне романтичной или хоть в чем-то достойной. Она удобна для манипулирования сознанием, согласна с вами полностью, но вот истинной она бывает очень редко.
  • Статус пользователя: Автор
  • 4 августа 2017 23:48
Нет, это нисколько не обман авторов, это и есть литература, с ее жертвенностью! Поверьте, учителя ни на йоту нас не обманули, романтизируя жертвенность, как и авторы. А возьмите современников сестер Бронте, Диккенса? Время упадничества - и оно таким было не только в литературе, но и в логовах, в сознания людей.
Информация
Незарегистрированные посетители не могут оставлять комментарии к данной публикации. Хотите зарегистрироваться?
Внешкоры

Наши друзья
Реклама

наверх