Рубрики
Авторские колонки
  •  --* * * (Проза)
    Он, уже сидел в купейном вагоне, поезда дальнего следования. согласно билету, мужчина занял нижнее место номер семь. Разместив свой багаж, в отсеке для клади, находящегося под спальным местом, аккуратно разложив бутылку с водой, кружку, ложку, вилку и прочие атрибуты, поездной жизни, на столе, он сидел, ожидая отправления поезда.
    - "Простите", - прервал его мысли, женский голос.
    - "Простите, это второе купе?"
    - "Да," ...
    Автор:Арко-64 
    В колонке:Миниатюры
    Дата:  16.10.2018 19:34.

  •  --У этого города тайна за каждым окном (Стихи)

    У этого города тайна за каждым окном.
    В любой петербургской семье – красота и секреты.
    И каждый как будто пропитанный временем дом
    вам мог рассказать бы о жизни ушедшей легенды.
    Здесь дух романтизма, туманы над серой рекой,
    здесь львы и мосты, мостовые и белые чайки.
    И, кажется, небо здесь можно потрогать рукой,
    а ветер срывает с прохожих очки не случайно.
    У этого города в милой улыбке печаль,
    Автор:Анна Остров 
    В колонке:МОЙ ПЕТЕРБУРГ
    Дата:  01.05.2018 10:16.

  •  --Слово Жизни (Стихи)

    Мы в жизни столько раз латаем раны…
    И снова ошибаемся в любимых.
    Бывают Люди-Швы и Люди-Шрамы,
    бывают Люди-Дивные Картины.

    От каждого на сердце – след и отсвет,
    от каждого – цепочка чувств и мыслей.
    И если сам ты – Человек-Художник,
    то каждый блик в душе тобой записан,

    раскрашен, заштрихован, вставлен в раму…
    Обиды и печали канут в лету,
    и заживут отравленные раны –
    ты б ...
    Автор:Анна Остров 
    В колонке:МЕЖДУСТРОЧИЕ
    Дата:  01.05.2018 10:13.

Реклама
КОНКУРС - «Лучший комментатор Живой Газеты»

Друзья! Приглашаю Вас принять участие в конкурсе «Лучший комментатор Живой Газеты». Конкурс стартовал 1 августа 2017 года. Очень крутые призы. Внимательно прочитайте условия и правила. Уверен, Вы найдете для себя много интересного и неожиданного.


  Топ 5 комментаторов    
    
    
SOVa
113/110


больше информации >>>

Интервью из цикла "Хорошие люди". Алексей Брындин | Анна Островская

  14 сентября 2018 | Автор: Анна Остров | Перейти в колонку | Комментировать0 |
Интервью из цикла "Хорошие люди". Алексей Брындин | Анна Островская

Сегодня беседую с Алексеем Брындиным. Познакомились мы на концертах «Соборища» Анастасии Мурзич. Помню, что мне очень понравилась его песня, посвященная морякам с подводной лодки «Курск». Меня заинтересовало то, что вскоре у Алексея выйдет уже второй песенный альбом, и захотелось побеседовать о музыке и… о шахматах. Да, не удивляйтесь, Алексей шахматист.


- Итак, Лёша, ты у меня ассоциируешься с четырьмя словами: музыка, шахматы, стихи, песни. И я почти ничего о тебе не знаю. Что бы ты ответил на вопрос: кто ты?

- Сложный вопрос. Вообще я работаю во Дворце творчества юных на Невском. Преподаю шахматы, и мои некоторые ученики достигают хороших успехов. Вообще с 7 до 18 лет я вёл очень активную шахматную жизнь. Затем пошел в армию. И вот когда уже вернулся из армии, меня позвали преподавать. Так что в профессиональном плане я шахматист. А что касается музыки… Есть такое, да, музыкант.

- Ты позиционируешь себя как профессиональный музыкант или музыка – это скорее твое хобби?
- Конечно, хочется позиционировать себя как профессионал, но надо адекватно смотреть на силы. Я занимаюсь вокалом профессионально с педагогом 2 раза в неделю. Постепенно пытаюсь двигаться в сторону профессионализма в музыке.

- Скоро выходит твой новый альбом. Второй, правильно?
- Да, второй. Первый вышел ещё до того, как я серьёзно занялся вокалом с педагогом. Точнее, около полугода всего к тому моменту занимался. Сейчас мне самому забавно это слушать. После занятий, конечно, по вокалу со вторым альбомом разница есть. Звукорежиссер остался тот же. Мои амбиции растут. И я ему недавно отправил комментарий о том, что при сведении трека вокал получается как бы обрезан. Нет глубины голоса – остаются высокие частоты, а средние и низкие провисают. И звукорежиссер мне сказал, что и в работе с первым альбомом бился с этим, и со вторым альбомом та же история. Вот теперь моя главная задача: чтобы появилось в записи что-то, кроме верхов. Хотелось бы понимать: либо это особенность сведения звука, либо это голос. Мне не нравится, как он сужается в треке. Хочу подтянуть низы. Второй альбом выйдет, буду планировать третий и продолжать заниматься с педагогом.

- Лёша, а как ты пишешь песню – сразу или сначала появляется только музыка? Или, возможно, сначала появляется текст, а уж потом пишешь на него музыку?
- По-разному. Я немного иначе делю песни на две категории: то, что пишется сразу, и то, что пишется постепенно. Часто бывает так. Например, напишешь первый куплет или куплет и припев, а дальше - пропасть. Мысль же уже высказана. Всё-таки у меня получается, что песня в большинстве случаев появляется двухэтапно. Часть пишется сразу, а вторая часть – это уже обработка. Чтобы появился второй куплет, третий и так далее, должна прийти или вторая мысль, или нужно решить, как развить основную мысль, уже высказанную в первом куплете.

- Кто твои зрители?
- Мои зрители – очень разные люди. Мне всегда так странно читать статьи о том, что необходимо чётко определить свою целевую аудиторию. Но у меня же очень разная публика. Начиная от людей в два раза меня младше и заканчивая теми, кто в два раза меня старше.

- А твои ученики бывают у тебя на концертах, слушают твои песни?
- Приходили пару раз послушать. Но вообще история с молодежью – она как бы расслоилась. Есть молодежь, которая слушает Гречку и тому подобное. О коллегах плохо не говорят, но, согласись, это своеобразная музыка. И слушает её в основном молодежь, оторванная от родителей, у них своя какая-то жизнь. А те подростки, которые доходят до меня, до моих выступлений, это другие совсем люди. Они приходят с разрешения родителей, бывает, вместе с родителями. То есть это другая молодежь. Вообще, пожалуй, я не ноухау для молодежи. Туговато им с моим творчеством. Но, тем не менее, да, на концерты ходят.

- Есть ли что-то общее между шахматами и музыкой? Как получилось, что ты сочетаешь одно с другим?
- Как так получилось – не знаю. В 10 классе взял в руки гитару. Я же, поскольку вел активную шахматную жизнь, ездил много в детский лагерь «Зеркальный». А там вожатые, гитары, песни... Но не рок, а скорее бард-направление. И в детстве там были свои интересные истории. Сам бы я учиться на гитаре, наверно, не стал. Но там был парень, года на два старше меня, и он как-то раз сказал: «Давай со мной». Я сказал: «Давай!», и мы стали осваивать гитару. У нас был соревновательный момент – кто лучше. Так что, как гитара появилась в моей жизни – это мне понятно. А в плане шахмат и музыки... Вообще здесь ничего несочетаемого нет. Есть же известные примеры шахматистов-музыкантов. Марк Евгеньевич Тайманов, например, прекрасно играл и на фортепиано, и на скрипке. Он был шахматистом с музыкальным образованием. А, например, Смыслов прекрасно пел. Это не настолько разные вещи, как может показаться. Шахматы дисциплинируют мозг и все твои поступки, а это везде поможет.

- Что ты заканчивал? Этому где-то учат?
- Учился в детской шахматной секции. В такой же, как я сейчас ребят во Дворце учу.

- А вузы, готовящие шахматистов, вообще в стране существуют?
- Не знаю. Слышал, что есть в Академии имени Лесгафта отделение шахмат. Даже подумывал там получить высшее образование. Но пока времени жалко. Обычно как: есть спортивные школы. Ты просто ходишь и занимаешься. Никто тебе корочку о том, что ты профессиональный шахматист, не дает. Но начиная со звания кандидата в мастера спорта, ты фактически уже профессионал. Все это опять в последнее время спорно стало. Уровень игры в мире стал ниже, в связи с большим количеством детских шахматных секций. Много людей, и нет уже такого понимания, что шахматы – это некая элитарность. Они стали общедоступны. Можно получить звание кандидата в мастера спорта, будучи слабее, чем в мои года. А тогда мы уже были по уровню слабее, чем мастера спорта в года СССР. Но это не страшно. Я считаю, что шахматы – это просто полезно. Я, как тренер, конечно же заинтересован в высоких результатах, и некоторые ученики их демонстрируют. Но если высоким результатам неоткуда взяться, то не выгонять же ребенка из секции. Ребенок получает общение. Шахматная компания – она же специфична, как и, например, компания музыкантов. И если ребенку эта компания нравится, ради Бога. Лучше провести детство в такой компании, в шахматном кружке, чем не понятно где.

- А как попал в продюсерский центр Анастасии Мурзич? Есть ли у тебя там друзья музыканты, с которыми тебе комфортно работать и с кем, возможно, получился бы совместный концерт?
- Я дружу со многими музыкантами «Соборища», но для совместных концертов есть ряд препятствий. В частности возрастные различия. Например, мне очень нравится творчество Димы Панова. Но в целом мы на одном концерте, наверное, не очень сочетаемся. Дима принадлежит к пласту музыкантов постарше меня. Вообще в центре у Насти моих ровесников почти нет. Мне 31 год, а в «Соборище» много людей на 10 и более лет постарше, а есть только что пришедшие в продюсерский центр новички, они, наоборот, младше. А я ни там и ни сям. В центре, конечно же, есть люди, которые мне симпатичны. Денис Солодягин, например. Но соединить нас в один концерт сложно. Я знаю специфику себя, у Дениса тоже своя специфика есть. Нельзя нам грузить людей философскими песнями вместе. Публика уйдет с мыслью: «Мир – тлен». Одному мне спланировать концерт проще. Моё творчество разное. Есть близкое к глубокой лирике, а есть какие-то бытовые веселые истории. С кем-то вместе выступать мне сложно. Если я выступаю с кем-то, и я вижу, что у человека четкая линия, жизненная философия, я смотрю во время его выступления на слушателя... Дальше всё просто: слушатель либо полностью в теме, либо он увядает, скучает. А мне хочется людей приободрить. Получается, что я должен менять свою линию концерта и подстраиваться под чужую. В общем, совместный концерт - сложная штука. Если бы было желание, можно было бы вместе сесть, всё обсудить, выбрать песни, подумать, как они будут сочетаться. Вообще раньше я выступал совместно с Саней Большаковым (у него группа «Кусто»). Он сейчас отошел от музыки. Еще есть «Альтависта», ребята - Сашка Лямкин и Юрка Синицкий, вот такая наша дружная компашка, мы выступали вместе. Они сибиряки, с ними мне было просто. Я привыкший к прямым людям, мне было комфортно, приятно общаться с людьми, которые ничего за пазухой не держат.



- Ездишь с концертами много?
- Раньше ездил. Приоритеты изменились, и это, кстати, привело к свадьбе. Есть категория музыкантов (я к ним хорошо отношусь, с ними здорово потусить), которые прямо от концерта к концерту живут. То они там, то здесь. Но я учитываю мою работу с детьми и понимаю, что я так не смогу: не смогу много ездить и играть, физически. Работа моя связана с тем, что я веду оседлый образ жизни. Выстраиваются определенным образом приоритеты. Раньше я пытался выкраивать на концерты время – конечно, чаще всего в каникулы. А сейчас я лучше запишу альбом. Это просто мой выбор. В принципе, когда я после армии пришел с мыслью, что хочу заниматься группой и творчеством, у меня было только одно желание – всё записать. Будет ли кто-то слушать – это для меня был второстепенный вопрос. И вот, к 31 году я вспомнил о том, что записать-то всё, действительно, пора. Как показывает статистика, к сожалению, работать над собой люди перестают в каком-то возрасте. Поэтому надо всё делать вовремя.

Мой педагог по вокалу говорит, что связки с годами не портятся. Поэтому, когда о ком-то из музыкантов говорят: «Он стал хуже петь, это возраст», дело-то вовсе не в связках. Он стал хуже петь, потому что он решил над этим не работать. А мне хотелось бы оставаться в форме как можно дольше. Но не известно, как жизнь сложится. Так что надо быстрее сейчас всё записать.

- Стихи отдельно ты когда-нибудь публиковал?
- Нет, не наберется пока. Я почистил сейчас в группе отдельную ветку со стихами, стенку свою ВКонтакте тоже почистил. Понимаешь, когда перечитываешь свои старые стихотворения, ты все равно их оцениваешь. Если ты понимаешь, что это действительно стоит хотя бы десятилетия, то да, стоит выложить этот материал в сеть. А если читаешь, и понимаешь, что нет, не стоит, то надо нажимать «Делит». Стихов 20 у меня осталось, за которые мне не стыдно, и вот они и висят у меня в соцсетях. Стихи, кстати, пишутся быстро, в отличие от песен. Главная проблема - это первая строчка. Если есть строка и мысль, далее с нею работать относительно легко. А вообще бывают разные забавные случаи. Приходят сообщения забавные в контакте. Сидишь, например, в первом часу ночи, занимаешься какими-то своими делами, и вдруг сообщение: «Алексей, здравствуйте, почему Вы позволяете себе так криво писать стихотворения?». Вот те раз! Я допускаю, что это так, в плане стихосложения я не образован. У меня есть просто ощущение ритма, такта. Но если раскладывать это на слоги, ямб-хорей, то у меня там жуть творится. Поэтому, может быть, профессионал оценивает и ему не нравится. Но я в таких случаях отвечаю, что я на поэта и не претендую.

- Обычно такая критика – это просто тролли развлекаются.
- Может быть. Но хочется же думать о людях хорошо. У меня есть ВКонтакте такая группа - «Черновики». Там раньше были музыканты, и мы обсуждали свои рабочие вопросы, а сейчас я в этой группе остался один. Я туда кидаю статьи и интересные стихи. Например, недавно стихотворение Зощенко прочел, и там есть близкая мне мысль о том, что нужно верить в хорошее в людях. Когда пишет человек и критикует, мне всё же хочется верить, что он профессионал. И ты такой: «Ну что же, давай поговорим…»

Однажды мне написали: «Когда ты переступишь порог стихов о себе и начнешь мыслить шире, тогда твои стихи станут стоящими…» Поговорили. К чему мой собеседник пришел, не знаю, а я остался при своей позиции. Не помню, как я там все разворачивал, но спорили мы долго. Со мной вообще в разговоре нужно выбирать тщательно слова, я к ним очень цепляюсь. Много споров у меня возникает из-за того, что кто-нибудь не правильно применил слово. Вот и в том разговоре тоже… Там была какая-то речь про нашу попсу, он сравнил творческих людей, музыкантов с врачами, и тогда я ему сказал, что ты же не дашь скальпель дантисту, чтобы потом сокрушаться, что он загубил жизнь. Так и попса. Она занимается другим делом. У неё иные задачи, цели. Зачем сравнивать это, например, с рок-музыкой? И врач, и музыкант живут своей жизнью. Что-то делают. Каждый занят своим делом, у каждого своя аудитория. Оставьте попсе её аудитории, а у нас есть своя.

- Кстати, чтобы твоя аудитория была больше, ты что делаешь? Как-то рекламируешь свое творчество? Или просто живешь обычной жизнью?
- Пока жил своей жизнью. Первый альбом был в 2016 году, зимой. Тогда я вообще ничего не делал, сам просто выложил песни в Интернет - и все. Ну и плюс там был акустический альбом. Я тогда понимал, что вряд ли будет какой-то большой резонанс, реагируют ведь больше на другую музыку. Акустика сейчас людям не очень интересна. Но я первый альбом именно таким и планировал – акустическим, для определенной аудитории. У меня есть какие-то ориентиры среди тех же наших музыкантов. Ну вот, например, группа «Пилот» начала с альбома «Война» - это акустический альбом. «Сплин» - это тоже полуакустика. И я, как человек, планирующий какие-то вещи и поступки (не поверишь, у меня на телефоне все 10 альбомов распланированы уже, причем по песням), я люблю следовать четкой схеме. И я не то что не люблю, но не принадлежу к категории людей, у которых меняются планы. Как решил – так в соответствии с этим и поступаю. Ну вот, например, будет на одном из альбомов у меня песня про футбольную команду «Зенит». Вроде бы можно это сделать вовремя, в какой-то интересный момент – например, в преддверии Чемпионата Мира по футболу. Но я не гонюсь за лайками и вниманием. У меня по плану эта песня в другом альбоме, в другой год. Или есть у меня такие песни, которые моя аудитория говорит мне уже выпускать. Мол, пора уже записывать и отдавать их в мир. Есть вот у меня песня, посвященная морякам подводникам, например. Но она у меня будет в «Военном альбоме», а этот альбом у меня в планах ещё не скоро, и я не планирую отдельно записывать эту песню. Слово «хайп» вот недавно появилось. Вовремя куда-то вписаться, собрать много комментариев, лайков, внимания… Я стараюсь жить вне этого. И на концерте я точно знаю, какие песни буду петь, в каком порядке, выстраиваю свою линию. Пытаюсь объяснить аудитории, почему такой порядок: эта песня, потом эта. Устаю иногда объяснять. Акустическая музыка ведь своеобразна. Всем хочется, чтоб ты сел в свете софитов, и публика сидела и млела в огромном зале. А по факту что получается? Собирается народ в маленьком зале, общаются, пьют пиво. А ты им, такой: «Вдумайтесь!» Им не всегда интересно это. А всегда же хочется, чтоб аудитория могла тебя полтора часа слушать и соединяющую песни единую линию понимать, тогда ты сознаёшь, что ты не зря здесь сидишь.

- Наверное, нужно серьёзно планировать и это: думать, как собирать именно такую аудиторию. Понимающую, способную слушать и слышать.
- Да. Но тут история вот какая. Люди приходят на концерт меня послушать. Но у них ведь уже есть любимые песни. Например, есть категория старых друзей, которые приходят уже далеко не на первый концерт и любят старые песни, ещё из времен молодости - оголтелые и бессмысленные, зато весёлые. И вот люди сидят и ждут от меня именно этих песен. Я это знаю и делаю из их любимых песен отдельный блок на концерте. Они этот блок ждут. Я пою лирику, а они помалкивают, но ждут совершенно другие песни, и лирика… Лирика им фиолетова.

- А у тебя самого есть любимые песни?
- Есть. В какой-то момент у меня произошел некий творческий рост, перестали писаться подростковые песни, в которых не то чтобы слюни, но это уже не тот уровень. Из разряда «На бумагу не интересно переносить». Песня-то сама по себе хорошая, для юности, для подросткового возраста, но тебе уже 30 с чем-то лет и петь какую-нибудь наивную лирику уже как-то не комильфо. А есть уже другие песни, написанные в более зрелом возрасте.

- В 40 лет, возможно, тебе снова захочется петь наивную лирику.
- Думаешь? Может, так и будет, посмотрим. В это время у меня женский альбом запланирован. А сейчас я доволен тем, что песни приблизились максимально к тому, что я считаю верным. Простыми словами говорить сложные вещи. Тут тоже есть свои сложности. Зрители слушают и говорят, такие: «Да, здорово». Но потом начинают по словам разбирать твой текст, а ведь в нем нет ничего особенного. Слова очень простые. И люди говорят: «Слишком просто, ничего особенного». Но ты не копайся в словах, а всю картину, всю песню целиком оцени, тогда и увидишь, что в этом что-то есть. Многие музыканты сравнивали в своих интервью песни с картинами. Нужно смотреть целиком, не утыкаться носом в отдельные детали. Если ты не улавливаешь суть целиком, то не пиши ничего автору, зачем.

- Бывает ведь, что слушателю не нравится просто потому, что это, как говорится, не его песня. Не его тема.
- Или так. Факт в том, что я в этом плане всё же приблизился к тому, чтобы простыми словами объяснять не совсем простые вещи.

- А как к твоей музыке относится твой кот?
- Он глухой, у него все хорошо. Он периодически подходит к гитаре, стоящей на стойке, и дергает струны. Ведь я-то не глухой, он меня так будит.

- Что еще хочется рассказать? Может, что-то о музыке, о музыкантах в целом?
- Я много могу говорить. Что касается музыки, творчества… Его эффект накапливается, наверное. Я так всегда и относился к этому. В нашей стране молодые музыканты становятся известными в 50. Всё зависит от стольких условий - как Вселенная захочет. Наверное, нужно и мне заняться продвижением своего творчества. Сейчас же очень развиты СММ, таргетинг и так далее. Но мне самому не хватает на это времени. Я же фактически семь дней в неделю с утра и до вечера занят. Дворец творчества, три детских садика... Шахматы для меня на первом месте. Мне нравится преподавать.

- Ты востребован! Это же здорово.
- Это да. Этому есть простое объяснение: я очень спокойный. В первую очередь для преподавателя важна стрессоустойчивость. А я в принципе спокойный. Каким-то образом дети ко мне всё время тянулись. Вожатым всю жизнь проработал. Будучи творческим человеком, это не сложно – работать с детьми. Ты лишен стереотипов, если ты занимаешься творчеством. А будучи рок-музыкантом, всё ещё проще. Рок-музыкант - это же взрослый ребенок. Пока есть в тебе что-то детское, искреннее, дети к тебе будут тянуться. Во мне детского вообще куча. Даже по моей музыке это очень видно.

Записали сейчас второй альбом. Задумываюсь: и куда его отнести, как с ним быть, куда девать? Вот, например, песня «Джаз» записана с русским народным хором, там четыре совершенно разных куска. Вот у коллег-музыкантов все четко. Если песня заявлена как поп-рок – вся песня поп-рок. И все кивают: мол, вот молодец, как хорошо жанр выдержал. А я слушаю и думаю: а что сложного в том, чтобы жанр выдержать? 50 лет назад, до тебя его ещё придумали. Момент творчества где? Мне интересно экспериментировать.

До 2012 года у меня свой коллектив был, но потом он распался, я всех уволил. И я тогда много экспериментировал, песни писал разные, не только рокерские. В какой-то момент ушел даже в шансоновскую тему. Поработал с аранжировщиками и почти записал альбом. Но это было ещё до занятий вокалом. Даже клип тогда успел снять, но там ещё слабый вокал. Я тогда не понимал, что дыхание пока не то и многие другие нюансы не знал. Мне казалось: всё отлично, я же в ноты попадаю. Долгое время у меня было единственное желание от вокала: попадать в ноты. Сейчас, после занятий с преподавателем, уровень во многом лучше. Но есть над чем работать, еще и еще.

- Редко автор является сильным вокалистом. Чаще всё-таки или то, или другое. Ты, возможно, в большей степени автор.
- Есть такое. В русском роке вообще не вокал главное, все дело в какой-то специфике, у каждого своя изюминка.

- У кого-то текст важнее, у кого-то голос.
- Ну, есть вокалисты никакие, но образ, стиль, харизма работает. В русском роке очень важна тембральная изюминка. Если ее нет, завоевать зрителя сложнее, и тогда будь любезен пахать, как вокалист, чтоб хоть как-то притянуть внимание. Если тембр обычный, без изюминки, то приходится много работать над качеством вокала. А у кого-то за счет природных данных просто уже есть тембр приятный, и поэтому он и будет популярен. Вот меня невозможно узнать сразу по голосу. Мне работать и работать.

- И не игнорировать возможности продвижения результатов своей работы.
- Вот в последнее время я немного решил сменить тактику. Решил, что на странице ВКонтакте ничего писать не буду, может, это поможет перенаправить аудиторию в группу с песнями, и там будут от меня какие-то вопросы, движение.

Иногда люди пишут мне, обижаются: «Почему ты так редко пишешь?» И я отвечаю: «Но ведь вы-то мне тоже ничего не писали». А люди говорят: «Мы тебе не писали, потому что думали, что ты занят». Вот, пожалуйста, один из вопросов на голосование моим друзьям и не только: «Вы мне не пишите. Почему?» И варианты ответов: «Потому, что не надо» или «Думаем, что ты занят». Может, ответы друзей помогут мне войти в свою действительность, начать общаться в сети больше, запустить движение в группе.

- Есть ещё один простой вариант ответа на твой вопрос: «Нет повода написать, без повода неудобно навязываться». Люди зачастую просто боятся некстати побеспокоить.
- Ну, наверное. На самом деле я просто к другому поколению, наверное, отношусь. Или к другому типу. Когда захожу в группы к молодым коллективам, вижу там очень много информации. А мы, музыканты постарше, всё же мало постов выкладываем. Раз в неделю, а то и в месяц. Ну, если возникает действительно какой-то вопрос у человека. Мы люди старой формации. Мы не задаем вопросы ради того, чтобы собрать комментарии и лайки. Да и не всегда ответы и комментарии радуют. Был такой случай. После публикации моего первого альбома один музыкант из Беларуси пришел ко мне на страницу. Интеллигентной беседы у нас, мягко говоря, не получилось.

Или вот ещё пример того, что я по-другому отношусь к возможностям сети. Есть у меня песня, называется «Научи меня искусству маленьких шагов». Это по сути переведенный текст Экзюпери, ладно срифмованный. Один мой ученик попросил, чтобы я прислал ему этот текст. Я ему говорю: «Но ты же знаешь, это просто срифмованный отрывок из Экзюпери». Он отвечает: «Да, но Ваш текст лучше, чем просто переведенный кусок. Вышлите его, пожалуйста, мне». А я считаю, ученик должен проделать работу. Поэтому сказал ему: «У тебя же есть песня. Спиши с неё текст сам». У меня в детстве были блокноты Высоцкого, Цоя, «Король и Шут». Были аудиокассеты. Я брал плеер и слова записывал. Тогда другого выхода не было: нажал на «Стоп», записал, слушаю дальше. Вот и своему ученику я сказал: «Текст не пришлю. У тебя есть песня – пиши». И я из тех людей, кто считает, что в каждом времени свои плюсы. Проделанная работа никогда не бывает впустую. Нет работы впустую, вообще нет. Делая какую-то работу, либо ты меняешься, либо люди вокруг тебя меняются. Промучиться полчаса с плеером, чтоб записать песню в блокнот - прекрасная работа. Мелкая моторика, память тренируется. Мне приятно вспоминать свои блокноты. Это как минимум добрая память.

- Но тебе приятно это вспоминать, потому что тебе было интересно это делать. Работа должна быть интересна, иначе в чём её смысл?
- Ну, тут да… Я тяжелый собеседник в плане работы, которая не нравится. Не нравится, - так почему выбираешь именно эту.

- Ну, например, люди выбирают не очень интересную работу, которая поможет им лучше прокормить детей. В этом плане у тебя всё просто: у тебя родятся дети, когда уже есть работа, которая тебе нравится.
- Это так, да. Вообще это одна из самых завуалированных претензий к моим друзьям детства: почему они не делают то, что хотят и любят? Знаешь, я очень люблю спектакли или произведения, где есть такой момент, что главные герои снова встретились через большое количество времени. Мне очень нравился спектакль «Мой бедный Марат», он шел в «ТЮЗе», а у меня там было много знакомых среди актеров. И я где-то с 21 до 23 лет провел в «ТЮЗе» много времени. «Мой бедный Марат» шел на малой сцене, это ещё усиливает впечатление: зал небольшой, на сцене всего 3-4 актера, всё очень близко. Так вот, это история молодости героев, и потом Марат появляется во второй части, когда главные герои уже взрослые. Такие истории меня притягивают. Главная тема: «Ты же мечтал! А как ты живешь?» У меня к друзьям всегда этот вопрос: «Ты вот сейчас менчендайзер. Сигареты по полкам расставляешь. Но ты же мечтал не об этом!» Это не то чтобы укор. Но это то, чем я не являюсь и чего я не понимаю. Я всегда мечтаю и двигаюсь к мечте.

- Значит, ты УМЕЕШЬ мечтать. Многие люди вообще не умеют.
- Помимо мечтаний должны же быть ещё действия. У меня в этом плане лояльное отношение к барышням. Они красивые, улыбаются, могут мечтать и говорить, что угодно. Но у меня высокая планка для мужчин. Если сказал, что сделаешь, то ты должен сделать. Меня жизнь научила, что у женщин все сложнее. Настроение гуляет, и ты посмотришь на них, махнешь рукой и скажешь: «Ну… да… Настроение поменялось, ладно». Глупо к барышням относиться, как к мужчинам. Но у мужчин иначе. За свои слова нужно отвечать. Для исполнения мечты – действовать.

- А у тебя какая мечта?
- У меня с детства три направления. Во-первых, это шахматы. Надо сразу сказать, что я не мечтал увидеть себя чемпионом мира. Мне нравилось играть. Турнирный зал, тишина, доски. Мне хотелось играть – и я стал играть. Второе, о чем я мечтал в детстве, - это футбол. Там, конечно, были смелые мечты - рисовал себе все, что угодно. Будущий Пеле! Но я быстро понял, что это не так. В юном возрасте в армии, к сожалению, травмировал колено, и на этом профессиональный футбол закончился. А третья мечта - музыка. Человек с гитарой, конечно, мечтает о том, что его будут слушать и любить зрители. Да, я не Фредди Меркьюри. И мечты с возрастом, конечно, приравниваешь к реалиям. Даже не так: ставишь перед собой уже не мечты, а цели. Но не настолько я плохой музыкант, и я еще вырасту. Прослойку в Петербурге 150-300 человек я должен осилить. У меня нет разговоров про радио, телевидение (там нужен кто-то, кто будет продвигать тебя, с деньгами, а ещё нужно оказаться в нужном месте и в нужное время, там много своих нюансов), но у меня есть задача в целом своими силами всё же быть в музыкальной сфере. И ещё, к вопросу о шахматах, – это педагогическая деятельность. Она меня очень устраивает. Я горжусь своим учеником, с которым мы занимаемся уже шесть лет. Он чемпионом города стал в этом году по всем видам шахмат: по быстрым шахматам, по классическим и по блицу. Мои амбиции туда тоже уходят: меня радуют победы моих учеников. Поэтому если получится некая «половинчатая» история, если мои мечты сбудутся на неком нормальном уровне, то меня это вполне устроит.

Какими усилиями достигать своей мечты – вот в чем вопрос. Сейчас прихожу к выводу, что СММ и таргетинг – это то, чему нужно уделить внимание. Мне уже не хочется перед каждым концертом самому писать каждому зрителю отдельно: «Привет, у меня скоро концерт, приходи». Хочется, чтобы как-то это оповещение работало само. Из ближайших мечтаний это сейчас главное: чтобы ОНО работало САМО. Чтобы моё творчество привлекало своего зрителя, приводило на мои концерты.

- Я тебе желаю в этом успеха. И пусть сбываются твои мечты. Ждём твой второй альбом!


Анна Островская, 08-09/ 2018
  • Платнное SMS голосование
  • 0
  • Голос

Комментарии

Информация
Незарегистрированные посетители не могут оставлять комментарии к данной публикации. Хотите зарегистрироваться?
Внешкоры

Наши друзья
Реклама

наверх